ЦКР Центр Коррекции Речи
Москва +7(495)960-60-04 ►Запишитесь на Skype-консультацию◄

Логоневроз и депрессия.

автор: доктор КАЗАКОВ А.В.

Как лечить логоневроз (невротическая форма заикания) смотри здесь.
логоневроз и депрессия
Логоневроз или речевой невроз, являясь многокомпонентным и одновременно многоуровневым психофизиологическим феноменом предполагает значительную роль психического фактора в своем возникновении и дальнейшем развитии.

На это указывали еще первые исследователи проблемы логоневроза. Так, Либман А. (1901) "находил целый ряд психических явлений". Неткачев Г.Д. (1909) утверждал, что "логоневроз есть страдание чисто психическое, выражающееся судорожными движениями в аппарате речи", а Фрешельс Э. (1931) отмечал, что "вполне развившийся логоневроз почти всегда сопровождается более или менее тяжелыми психическими расстройствами".

Описывая симптоматику, Неткачев Г.Д. (1909,1913) обращал внимание на то, что "этот психоневроз вырабатывает тревожно-мнительный характер с такими особенностями, как подозрительность, мнительность, неуверенность в себе, вечная огорченность или раздражительность" и характеризовал как "болезнь боязливой личности", которой присущи страх, навязчивые идеи, угнетенное состояние духа после неудач и случаев логоневроза, состояние меланхолии и ипохондрии".

Тартаковский И.И. (1934) указывал, что "при логоневрозе преобладает психическая подавленность, тревожное ожидание, страх и беспокойство за свою речь, сомнение и навязчивость". В этих характеристиках психопатологических изменений при логоневрозе фактически описывается симптоматика депрессии невротического уровня.

По сообщению Sartorius N. (2003), депрессия – одна из наиболее сложных медицинских проблем. Это широко распространенное заболевание, нередко приводящее к утрате работоспособности, негативно влияющее на семейные отношения и имеющее тяжелые социально-экономические последствия.

По существующим оценкам, в мире насчитывается около 100 миллионов больных, у которых диагностируется одна из форм депрессивного расстройства. Вместе с этим происходит нарастание частоты атипичных , скрытых (стертых) форм, при которых типичные аффекты депрессии ( тоска, тревога, апатия) отодвигаются на второй план или маскируются другими симптомами.

По данным Вейна А.М., Воробьевой О.В. (2000), в настоящее время доля типичных случаев составляет лишь 10%, а основная масса депрессий протекает атипично и тяготеет к хроническому течению. Распространенность нетяжелого варианта депрессии – дистимии - по данным международных исследований, составляет 3,1 – 3,9 %.

Патофизиологический аспект развития депрессий к настоящему времени разработан недостаточно. Основная роль отводится неадекватному функционированию серотонинергической, дофаминергической и норадренергической медиаторных систем. Обращается внимание на повышенный уровень кортизола в крови и изменение соотношения кортизол/ дигидроэпиандростерон (ДГЭА-С).

Поскольку логоневроз возникает в детском возрасте в подавляющем большинстве случаев, то необходимо более подробно остановиться на особенностях этого расстройства аффективной сферы в данной возрастной категории. Как отмечают Дмитриева Т.Б. и соавт. (2001), различие во взглядах и подходах к исследованию проблемы депрессивных состояний детского возраста говорит об отсутствии концептуального единства у исследователей. Так, Сухарева Г.Е. (1955, 1959) отмечает, что в клинической картине депрессии превалируют вегетативно-соматические расстройства.

Частыми жалобами больных являются неприятные соматические ощущения, боли в области сердца, а у детей младшего возраста – боли в животе. Автором подчеркивается, что именно эти возрастные особенности депрессий заставляют первоначально предполагать наличие соматической, а не психической патологии у ребенка, то есть выделяется ларвированная (скрытая, маскированная) детская депрессия.

Часто скрытая депрессия развивается при скрытом (латентном) логоневрозе Majluf E. (1960), Sperling M. (1959), Stutte H. (1969) утверждают, что в детстве симптоматика депрессии проявляется преимущественно соматическими эквивалентами, расстройствами успеваемости, школьными фобиями и преступным поведением. По мнению Kuhn R. (1963), Spiel W. (1969), Ajuriagerra J. de. (1970), аффективные расстройства в детском возрасте возникают существенно чаще, чем их диагностируют.

В работе Sperling M. (1959) в качестве признаков депрессии у детей описываются нарушения пищеварения, бессонница, зуд, головные боли, замедленная моторика, плаксивость, отсутствие интересов, печальный облик. Sandler J., Joffe W.G. (1965) при исследовании "скрытых и замаскированных" форм депрессий особо выделили аффективную реакцию у ребенка. По мнению de Negri M., Moreti G. (1971), в дошкольном возрасте депрессия проявляется задержкой интеллектуальных возможностей (иногда до псевдодебильности), отсутствием инициативы, ограниченностью контактов, тенденцией к изоляции, приступами плача, негативной реакцией на фрустрацию, фобиями и тревогой.

В качестве выводов утверждается, что детская депрессия связана с факторами внешней среды, то есть она всегда реактивна, длительная тревога может приводить к появлению пароксизмальных феноменов (кошмары, приступы удушья и т.д.), реже к упорному состоянию эмоционального напряжения, детская депрессия легко изменяется под воздействием внешней среды, детские суициды имеют острый эмоциональный патогенез (по типу "короткого замыкания").

Дмитриева Т.Б. (1980, 1981),исследуя психогенные депрессии у подростков, отмечала своеобразие аффективных проявлений в пубертатном периоде: значительную выраженность вегето-сосудистых и невротических расстройств, невротический уровень дезорганизации психической деятельности, атипичность собственно депрессивной симптоматики, включение в клиническую картину специфических подростковых поведенческих реакций.

Посохова В.И. (1982), Наталевич Э.С. и соавт. (1982) из существующего многообразия клинических вариантов реактивных депрессий выделяют у подростков астеническую, тревожную, дисфорическую, ипохондрическую.

Основным методом лечения депрессивных состояний в настоящее время считается фармакотерапия с применением различных классов антидепрессантов, обладающих целым рядом нежелательных побочных эффектов и недостатков.

В рамках логоневроза целесообразно рассматривать два варианта развития депрессивного состояния: как реактивного, имеющего достаточно быструю динамику развития клинических симптомов, и по типу первичной дистимии, когда обычно наблюдается постепенное начало и хроническое течение. В обоих вариантах возможны обострения в виде депрессивных приступов. Наличие депрессивного компонента в структуре логоневроза существенно усложняет задачу его адекватной и быстрой коррекции, снижая эффект любого терапевтического воздействия, поскольку аффективные проявления отражают изменения в медиаторных системах головного мозга, которые обладают определенной степенью функциональной стабильности.

Оптимальным представляется прямое воздействие физиологичным раздражителем. Для функциональной системы речи им является собственная речь, которую необходимо соответствующим образом преобразовать и превратить в терапевтический фактор. Такой подход реализован в разработанном НИЦ Биокибернетики мультимедийном комплексе BreathMaker, работающем на принципе резонансного речеобразования и двойного, слухового и зрительного, контроля по механизму биологической обратной связи.

Для строгой индивидуализации лечебного воздействия тестирующий модуль комплекса анализирует индивидуальные акустические характеристики пациента, на основе которых вычисляются индивидуальные параметры коррекции.

Дуплексный режим биологической обратной связи способствует усилению коррекционного эффекта за счет повышения надежности используемого способа контроля.

Стойкое улучшение психо-эмоционального статуса в виде регресса депрессивной симптоматики позволяет предположить нормализацию обмена нейромедиаторов под влиянием корригирующего логоневроз воздействия.

Выводы: Приведенные данные позволяют признать метод резонансного речеобразования физиологически адекватным и высокоэффективным как для коррекции самого логоневроза, так и для устранения сопутствующего ему депрессивного синдрома.

Литература
  1. Вейн А.М., Вознесенская Т.Г., Голубев В.Л., Дюкова Г.М. Депрессия в неврологической практике, 1998, 112.
  2. Дмитриева Т.Б. Психогенные депрессии в подростковом и юношеском возрасте (клиника, патогенз и лечение): Автореф. дис. ...канд. мед. наук. М., 1981; 17.
  3. Дмитриева Т.Б. К вопросу о дифференциальной диагностике депрессивных состояний в пубертатном возрасте//Журн. невропатологии и психиатрии 1980; 2: 237-42.
  4. Наталевич Э.С., Королева ВД., Курындина Л.И., Посохова В.И. Психогенные депрессии в подростково-юношеском возрасте //Психогенные заболевания и проблемы деонтологии в судебно-психиатрической практике. М., 1982; 57-67.
  5. Посохова В.И. Клинические формы психогенных депрессий в подростковом и юношеском возрасте и их судебно-психиатрическая оценка: Дисс. ...канд. мед. наук. М., 1982; 179.
  6. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. M., 1955; T.1.
  7. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. М., 1959; Т.2.
  8. Ajuriaguerra J. de. Manuel de psychiartie de 1'enfant. Paris, 1970; 701-14.
  9. Akiskal H.S. Dysthymic disorder. Psychopathology of proposed chronic depressive subtypes. Am. J. Psychiatry: 1983; 140: 11-20.
  10. Kuhn R. Schweiz med. Wschr.;1963; 93: 86-90.
  11. Majluf E. Rev. Neuropsiquiat S. Paulo: 1960: 23: 338-51. de Negri M., Moretti G. Acta paedopsychiatr 1971; 38 (7-8): 182-90.
  12. Sandier J, Joffe W.G. Int. J. Psychoanal. :1965; 46: 88-96.
  13. Sperling M. J Hillside Hosh 1959; 8: 138-48.
  14. Spiel W. In: Schulte W., Mtndle W. (Hrsg.) Melancholic in Forschung, Minik und Behandlung. Stuttgart 1969; 208-10.
  15. Stutte H. In: Handbuch der Kinderheilkunde. Bd 8/1, Berlin, 1969; 908-37.

Далее: Энурез и заикание у детей





Copyright © Dictor.ru: Логоневроз и психогенные депрессии у детей и школьников

Логоневроз на Rambler's Top100