ЦКР Центр Коррекции Речи
Москва +7(495)960-60-04 ►Запишитесь на Skype-консультацию◄

Глава III. Судороги в области артикуляторных механизмов #12.

Самую существенную часть человеческой речи составляют артикуляторные движения. Они столь сложны и разнообразны, что во всем животном царстве только человек вполне владеет этой удивительной механикой — животным она доступна в самой ограниченной степени. В произведении голоса мы встречаем сравнительно простые механические условия: то или другое сближение голосовых связок, та или иная степень их длины и напряжения — вот существенные моменты для произведения звуков различной высоты.

Условия же, необходимые для образования членораздельных звуков, крайне сложны, и механизмы, производящие их, не сконцентрированы в одном месте, как голосовой аппарат, а расположены на всем пути устного и носового каналов, начиная с гортани и кончая наружными отверстиями рта и носа. Ни один звук человеческой речи не может произойти без участия расположенных здесь частей. Если к этому прибавить, что самый тембр голоса, его звучность, нежность и прочее зависят в значительной степени от видоизменяющего действия полости рта, то значение артикуляторных движений для человеческой речи еще более увеличивается.

Обыкновенно во время речи воздух выгоняется из груди активным напряжением брюшного пресса, причем приходит в действие тот удивительный механизм, о котором мы подробно говорили при изложении судорог голосового аппарата. Пройдя гортань, выгоняемый воздух направляется наружу через устный и носовой каналы, и на этом пути его струя подвергается разнообразным изменениям и перерывам, которые находят для себя следующее упрощенное изложение в физиологии: стенки полости рта, учит физиология, с расположенными в ней подвижными частями в известных местах могут сближаться и соприкасаться между собой таким образом, что образуется полная или неполная смычка, преграждающая путь воздушной струе. Места, в которых происходят эти обычные смычки, называются затворами. Таких затворов четыре:

1) губной затвор, образующийся сомкнутыми губами;
2) язычный, образующийся приложением языка к верх¬ним зубам (зубные звуки) или к твердому нёбу (нёбные звуки);
3) язычно-глоточный, образуемый корнем языка с мягким нёбом, и, наконец
4) нёбно-глоточный, или носоглоточный, при помощи которого запирается для воздуха выход в носовой канал.

Быстрое раскрытие сомкнутого затвора при помощи струи воздуха отчасти, вероятно, также и при помощи сокращений мышц-антагонистов дает мгновенный, или отрывистый, звук. В пределах губного затвора таким образом происходят звуки п и б, в пределах язычного т, д, в пределах гортанного к и г. Все эти звуки могут образоваться и при обратном условии, т. е. при быстром смыкании раскрытого перед тем затвора.

При неполном смыкании затворов, когда остаются более или менее узкие каналы и щели, выдыхаемая струя воздуха протекает с большим или меньшим трением и производит в местах сужения длительные шумы или звуки, имеющие в пределах губного затвора характеры в и ф, в пределах гортанного — х, г, в пределах язычного — с, з (при постановке кончика языка у верхних зубов) или звуки ш, ж (при постановке языка на нёбе несколько сзади от края зубов). Таким образом, как мгновенные, так и длительные звуки происходят в одних и тех же местах, разница только в продолжительности артикуляторных движений: звуки мгновенные и длительные относятся одни к другим, как точка к линии.

При образовании всех исчисленных звуков вход в носовой канал остается закрытым, и весь выдыхаемый воздух выгоняется через ротовой канал. Но если носовой канал остается открытым, то полное смыкание губного затвора даст звук м, полное смыкание язычного затвора даст русское н. Звук л происходит от движения воздуха по двум боковым каналам между языком и зубами, и, наконец, звук обыкновенного русского р происходит тогда, когда язык, приложенный к нёбу, напором воздуха приводится в дрожательное движение подобно упругой пластинке или язычку инструментов. Это сходство становится очевидным, если наблюдать в зеркале образование звука р.

Так называемые гласные звуки образуются при свободном прохождении воздуха через ротовой канал. Условия образования гласных звуков довольно сложны. Форма ротового отверстия, положение языка и мягкого нёба и, наконец, высота стояния гортани различны для разных гласных; например, при а рот широко открыт и язык лежит на дне полости рта, при о и еще более при у — отверстие рта суживается, а язык своей спинкой приподнимается по направлению к мягкому нёбу, при е и и язык своим кончиком приподнимается к твердому нёбу и т. п. Таковы главнейшие условия образования звуков.

К этому нужно прибавить еще, что степень мышечного напряжения языка, щек и других частей неодинакова для различных звуков, например собственные мышцы языка гораздо менее напряжены при образовании звуков ш и х, чем при звуках л и к, вследствие этого и упругость языка значительно различается в одном и другом случае.

По способу своего происхождения звуки человеческой речи обыкновенно подразделяются на несколько категорий. Прежде всего они распадаются на звонкие, например б, д, з, ж, и глухие, например п, т, с, ш, смотря по тому, участвует ли в произношении их голосовой аппарат или нет. Но всякий звук, как известно, может быть произнесен шепотом. Все гласные суть звуки звонкие. Далее звуки разделяются на следующие четыре общепринятые категории:

1. Звуки носовые: м, н.
2. Звуки дрожащие: р.
3. Звуки смычные: например, п, б, т, к, взрывчатые.
4. Звуки проточные, или щелевые, — spirants (или длительные — немцы называют их звуками трения).

Смычные и щелевые звуки наиболее многочисленны.

Сложнейшие движения, необходимые для образования членораздельных звуков, совершаются мускулатурой лица и языка; в меньшей степени в этом принимают участие мускулы нёбной занавески и жевательные. Судороги в пределах этой многочисленной мускулатуры дают самую обширную и наиболее частую картину заикания, которое для краткости мы называем артикуляторным, в отличие от дыхательного и голосового заиканий, которые уже описаны нами выше.

Артикуляторное заикание представляет самые очевидные для глаза наблюдателя явления, оно по преимуществу характеризуется лицевыми и язычными судорогами, и многие авторы охотно описывают его под именем заикания с гримасами.

Артикуляторное заикание благодаря своей очевидности и частоте появления было известно в самые отдаленные времена и, во всяком случае, раньше других видов заикания. Столь частый у Гиппократа термин клокочущая речь, клокочущий язык представляет собой очень мягкое выражение для артикуляторного заикания. Такой смысл этому термину придает и Гален. У Гезихия (V век) встречаем определение заикания как болезни, в которой, вследствие неправильных движений языка, смена звуков задерживается и прекращается. Язык то произносит членораздельные звуки, то по временам внезапно умолкает, и речь обрывается при безуспешных попытках пациента продолжать ее. Указание на судорогу языка находим и у Авиценны. Необходимо заметить, впрочем, что большая часть древних авторов смотрели на предмет односторонне, локализируя болезнь в одном языке и относя лицевые судороги к другой болезни, о чем подробнее будет речь ниже. В этом отношении составляет исключение только Гиппократ: со свойственной ему правдой и глубоким взглядом он кратко, но отчетливо отметил существенные черты артикуляторного заикания, указав на два главных самостоятельных признака, а именно на судорогу языка и губ.

В течение Средних веков и в новое время включительно до настоящего столетия не сделано ничего существенного для развития учения об артикуляторных судорогах. Зато начиная с 20-х годов XIX века почти все без исключения авторы ясно различали и описывали язычные и лицевые судороги и в них видели существенный и характерный признак заикания. Нельзя не сказать, однако же, что понятия всех почти авторов о значении отдельных явлений и их взаимной связи и последовательности отличаются большой запутанностью и односторонностью. Здесь мы снова встречаем то смешивание первичных симптомов со вторичными, примеры которого мы неоднократно указывали при описании дыхательных и голосовых судорог. Но более всего поражает анахронизм в воззрениях и в способах обработки вопроса, замечаемый даже у новейших авторов. Для ясности изложения мы не станем перечислять здесь мнений и различных взглядов авторов.

Артикуляторные судороги мы разделяем на две большие группы — судороги 1 ) лицевые и 2) язычные и на две меньшие, 3) судороги в области жевательной мускулатуры и 4) нёбно-глоточные судороги. Этими последними мы начнем настоящий отдел нашего труда.

1. Судороги нёбной занавески #13



Copyright © Dictor.ru: Судороги в области артикуляторных механизмов и воздушные затворы

Логоневроз на Rambler's Top100