ЦКР Центр Коррекции Речи
Москва +7(495)960-60-04 ►Запишитесь на Skype-консультацию◄

4. Внутренние условия психического лечения #30.

Внутренние условия психического лечения охватывают рад весьма существенных для терапии моментов. Мы относим сюда:

а) направление внимания,
б) внутреннюю речевую гимнастику,
в) упражнения в мысленных редакциях речи и
г) условия, изменяющие настроение духа и привычные ассоциации идей.

а) Направление внимания

Большая часть наблюдателей единогласно утверждает, что внимание больного, направленное непосредственно на артикуляцию, положительным образом способно усилить заикливые судороги; наблюдатели советуют поэтому отвлекать внимание больного от трудных звуков в иную сторону. Некоторые утверждают, что явление это наблюдается при заикании даже в тех случаях, когда не бывает душевного волнения, так что усиление заикания на данном звуке или слове происходит исключительно от направления на него внимания.

Авторы систематически советуют отвлечь внимание больного и для этого предлагают разные приемы. Безель советует больным думать о гортанных звуках в ту пору, когда им приходится произносить губные или язычные звуки, на которых возможно заикание. Он предлагает также разрисованные некоторые буквы, чтобы этим побочным впечатлением отвлечь внимание больного от трудных звуков. Сильное тактирование или движение рукой также отвлекает, по его мнению, внимание больного. Отто советует отвлекать внимание от артикуляции к голосу и предлагает при произнесении трудной согласной думать о гласной. Этот совет повторяют и другие авторы. Коломба советует при произнесении первого слова фразы медленно и энергично выговаривая его, воображать, что собираешься пить.

б) Мысленные упражнения в гимнастике речи

Необходимость и польза мысленных упражнений основаны на факте, что заикание может быть вызвано и устранено не только реальным существованием известных условий, но также точно одним мысленным воспроизведением их. Следовательно, не только известный реальный прием, но живое представление себе этого приема может отстранить заикание. Отсюда естественна мысль о замене всех реальных упражнений умственными — мысль, к которой пришли все наблюдатели.

Все сложные весьма разнообразные виды речевой гимнастики и упражнения в нормальной речи должны в конце концов сделаться предметом умственных упражнений. Таким образом, все то, что больной проделывает громко, как то: дыхательная гимнастика, вокальные, различные артикуляторные упражнения, жесты, такт, чтение, тонированная речь, импровизация, беседа — одним словом, всевозможные упражнения, которые больной делает реально, должны также быть производимы мысленно. Мысленное упражнение в искусственной и естественной речи имеет своей задачей укоренить прочный навык — быстро, незримо, своевременно вызывать к деятельности те или другие приемы, которые избавляют от заикания. Подобная мысленная процедура на секунду приостанавливает речь, но такие приостановки не производят дурного впечатления, так как они свойственны и речи нормальной, которая далеко не всегда бывает совершенно гладкой и плавной.

Упражнения в нормальной и искусственной умственной речи должны исходить из реальных упражнений; они должны быть не кратким лишь воспоминанием или перечетом реальных занятий, но тщательным буквальным повторением их. Если умственные упражнения ведутся прилежно, то все приобретенное становится прочным достоянием и обеспечивает успех. Цель умственных упражнений состоит в том, чтобы дать больному
средства обойти затруднения речи, употребляя для этого одни мысленные незримые предосторожности; например, при произнесении трудного слова, способного вызвать заикание, больной может представить себе слово написанным и мысленно читать его и таким образом с вероятностью избегнуть заикания на том основании, что чтение менее располагает к заиканию, нежели устная речь.

Подобным же образом мысленно делается, например, приставка укороченного звука э. Безель очень справедливо замечает, что не только произнесение этого звука, но даже живое представление его позволяет заикающемуся легко произнести трудный звук. Он поэтому
советует делать прибавку звука сначала реального, а потом лишь мысленно. На тех же основаниях жесты и Ритмические движения рукой, будучи производимы мысленно, оказывают такое же благотворное действие, как и реальные жесты.

в) Упражнения в редакции фраз

Упражнение в редакции мыслей должно составлять существенно важную сторону лечения заикания. Неясная, незаконченная или нерешительная редакция мысли вызывает и у здорового человека затруднение не только в течении и смене слов, но даже в самом произнесении звуков, выражаясь то ненормальной продолжительностью звуков слова (э—то), то появлением неопределенных, чуждых членораздельной речи звуков. Незаконченная редакция мыслей в высшей степени волнует заик и усиливает судороги.

Независимо от этого при заикании наблюдается колебание в выборе между двумя параллельными редакциями, и это явление может в высшей степени ожесточить приступ судороги. Пока длится колебание в выборе того или другого слова, больной остается на одном из звуков или слогов предыдущего слова, сильно заикаясь. Как нами было указано уже выше, явления эти весьма часты у заикающихся; они свойственны, во всяком случае, весьма значительному числу, если не всем случаям заикания. Отсюда понятна вся важность мер против такого симптома. Демосфен, по всей вероятности, страдал колебанием в выборе редакции фразы. Как мы видим из биографии, Демосфен буквально воспроизводил выслушанный разговор, стараясь восстановить не только мысли, но и слова. Равным образом, говорит Плутарх, с целью дать новую редакцию тому, что он слышал от других или что сам говорил, он упражнялся в разнообразных исправлениях и переработках и оканчивал сравнительной оценкой того и другого.

С такой ясностью, как выражена идея мысленных редакций в практике Демосфена, мы ее не встречаем впоследствии, но все авторы сознавали пользу, важность и необходимость упражнений в редакциях речи. Мы уже упоминали о многочисленных советах новейших авторов, которые они подают заикам, — сначала подумать, потом говорить. Шервен дает очень правильный совет: ”Воздержаться от развлечений, сосредоточиться и наблюдать за собой внимательнейшим образом, ничего не говорить, не дав себе предварительного строгого отчета в том, что должно быть сказано и каким образом”.

В некоторых случаях заикание может поддерживаться только благодаря отсутствию практики в умственных редакциях. Мы имели случай наблюдать заикающегося молодого человека, который раньше лечился в одном из иностранных заведений без особенного успеха. Колебание в выборе редакций было весьма резко выражено у этого больного. Мы рекомендовали ему упражнения в умственных редакциях, и лечение увенчалось успехом, даже без применения речевой гимнастики.

Для упражнений в редакциях фраз мы предлагаем больным следующие меры:

1. Чтение отрывков классической прозы с запоминанием их подлинного текста.
2. Упражнения в переложении фраз в две или три параллельные редакции.
3. Считаем весьма полезным предлагать упражнения в так называемых свободных ассоциациях.
Упражнения последнего рода состоят в том, что, давая больному ряд написанных слов или указывая группу предметов, предлагая отвечать на это короткими фразами и сентенциями, какого угодно содержания (какое приходит в голову). Например:

Предложенные слова: Ответы:
Чудная картина величественного моря поражает зрителя вызывает чувство удивления
Пронесшийся ураган вырвал с корнем массу деревьев опустошил цветущую местность
Страшная зараза истребила половину населения Москвы какой не запомнит свет, опустошила край

Если первые слова фразы искусно подобраны, то ответы могут быть разнообразны, и редакции фраз не затруднят больного, напротив, возбудят в его уме свободное течение мыслей. Когда упражнения ведутся не письменно, а изустно — что мы весьма рекомендуем, — то можно при помощи эмфатических и тонических ударений вызвать у больного довольно живой поток идей. При этом заикания почти не будет, и выбор редакций почти вполне будет отвечать замыслу предлагающего задачу. Если, например, первую из написанных фраз произнести тоном тихой грусти, то можно получить по ассоциации следующие дополнения: ”И как мал и ничтожен человек”. Если же ее произнести тоном пылкого одушевления, можно получить ответ: ”Вот если бы я был художником”. Изустные упражнения в свободных ассоциациях весьма полезны.

г) Условия, изменяющие настроение духа и ассоциации идей

Воздействия, относящиеся к этой категории, имеют весьма важное значение в ряду терапевтических мер против заикания. Они имеют целью создать для больного такую нравственную обстановку и окружить его такой психической атмосферой, которая бы содержала в себе ряд условий, неблагоприятных для заикания и содействующих нормальной речи. Сверх того, условия эти должны быть ассоциативно связаны с функцией речи таким образом, чтобы всякое намерение начать речь вызывало к действию и эти условия: следовательно, речь и благоприятные для нее условия выступают единовременно. Таков смысл разбираемых воздействий. Для достижения задачи можно пользоваться: жестами и мимикой, внешними формами речи, внутренним содержанием ее.

•Жесты и мимика заикающихся носят в себе массу своеобразных элементов, и их можно разделить на несколько групп. Одни бесспорно отражают собой настроение духа в текущую минуту; другие имеют свойства и значение заикливых судорог, распространившиеся и на язык телодвижений: они носят судорожный характер и сочетаны с другими судорожными движениями артикуляторных органов; третьи носят несомненный характер самобытных инстинктивных терапевтических приемов и имеют такое же значение, как замедленная речь, произносимая важным авторитетным тоном. Примеры подобных жестов приведены выше. Об этих жестах сами больные говорят как о приемах преднамеренных, сознательных или полусознательных, которые помогают им избавиться от заикания.

Как показывают факты, приведенные выше, больной, вызывая к действию известные жесты и мимику, тем самым возбуждает в себе зачаток того душевного настроения, которое выражают эти жесты; например, посредством смелого взора и выпрямления туловища больной старается возбудить в душе бодрость и смелость подобно тому, как трусливый человек громким голосом и притворной смелостью возбуждает в себе бодрость духа. Этими приемами сами больные иногда успевают сделать весьма много для своего излечения. Опыт больного должен быть принят во внимание при терапии.

•Мимика и жесты могут сделаться орудием психического лечения заикания таким образом, что врач-руководитель, избирая наиболее полезные и пригодные для больного жесты, старается по преимуществу обучить его этим внешним приемам как форме, подобно тому, как актер обучается выражать внешними знаками внутреннее содержание, например мужество, уверенность, независимость характера и т. д. Для обучения этому, в применении к нашей задаче, могут достаточно послужить разные руководства к сценическому искусству.

• Выразительное чтение. Единовременно с изложен¬ными сейчас упражнениями больной обучается выразительному чтению, чтобы иметь возможность и жестами и интонацией выразить содержание читаемого.

Для того чтобы указанные под литерами а и b приемы, т. е. жесты, мимика и внешние формы выразительного чтения нашли себе надлежащее терапевтическое применение, избираются для чтения больным или больному отрывки различного содержания в прозе и стихах. Выбор отрывков имеет существенное значение.

• Содержание читаемого должно вызывать те чувства, то настроение духа и те ассоциации, которые могут быть полезны как терапевтические меры и которые больной уже приучился выражать соответственными жестами, мимикой и интонацией. Выбору сюжетов для чтения при лечении болезней речи придавали значение врачи классической древности, и это показывает, как высоко стояли они в понимании таких сложных расстройств, как заикание.

В главе о речевых упражнениях Антилл говорит:”Тот, кто не лишен литературного образования, должен прочесть на память отрывок, какой ему покажется лучше и где встречаются переходы от нежного мягкого языка к суровому, дикому; кто не знает эпических стихов, пусть читает ямб; элегия должна занимать третий ряд, лирическая поэзия — четвертый. Упражняющемуся лучше читать наизусть, нежели по книге”. Мы уже указали выше значение содержания и его влияние на заикающихся, именно эпическая поэзия представляет объективный рассказ, ведущийся от имени одного лица, и читающему легко уловить тон рассказа, приспособиться к нему и усвоить его, в лирике же — наоборот, и кроме того, лирике присущ элемент, действующий на чувство, способный колебать у заикающихся настроение духа.

Важное значение и влияние содержания читаемого на заикание оценено и новейшими авторами. Блюме очень тонко замечает: ”Чтобы обеспечить больного в жизни от всяких душевных волнений, следует в качестве последнего упражнения давать ему читать драмы, потом комедии и, наконец, трагедии; сначала следует предоставить ему читать только одну роль, потом несколько, чтобы вызвать в нем различные настроения духа при смене тона”. В самом деле, порядок чтения и последовательность соображены в этом совете чрезвычайно тонко. Опыт показывает, что заики легче всего читают эпические рассказы, элегия и лирика им даются труднее, а драма всего труднее.

В выборе отрывков для чтения должна быть строго проведена идея — дать больному чтение, которое своим содержанием вызвало бы необходимое для терапии настроение духа и ассоциаций — это одна сторона дела; другая состоит в том, чтобы обучить больного искусству выразительного чтения и тем дать ему в руки средство производить своим чтением и речью художественное впечатление на самого себя. Когда больной в этом достаточно успел, ему будет легко умственным путем вызвать соответственное состояние духа совершенно так же, как воспоминание грустного или веселого мотива у здорового человека вызывает то мимолетную грусть, то веселость.

Все изложенное касается пока общей формальной стороны дела, теперь переходим к конкретной.

Когда больной достаточно успел в обучении выразительному чтению, врач тщательно подбирает содержание и внешние формы исполнения чтения как материал для психического воздействия на пациента, сообразно особенностям его характера, его слабым сторонам и недостаткам. Если больной отличается, как это нередко бывает, крайней робостью, конфузливостью, врач избирает торжественное содержание и трескучие отрывки, исполняемые громким голосом, и этим чтением и исполнением воспитывает в больном те состояния духа, которые для него менее привычны, мало в нем разработаны или по давлены преобладанием других душевных волнений. Если больной отличается упадком духа, недоверием к себе, избирают для упражнения серьезные темы, требующие важного авторитетного тона.

Если же больной — субъект крайне чуткий, легко волнуется, избирают на первое время упражнения в эпической поэзии, которые приучают больного к объективной спокойной речи. Без сомнения, нельзя думать, что подобного рода упражнения переделывают характер, хотя отчасти и это действительно достигается таким психическим уходом за больным; но в лечении заикания гораздо важнее форма, нежели содержание: важно то, чтобы больной, как актер, мог передать известное душевное состояние, войдя в роль исполнителя, чтобы он приобрел навык менять без труда состояние духа, если оно является толчком к заиканию (строго говоря, не менять, а подавить его и тем защитить себя от его влияния на речь). В этом главная задача.

Изложенные упражнения имеют высокое практическое применение, так как они дают больному возможность легко перейти к тому индивидуальному говору, к той индивидуальной речи, которая описана выше и которая необходима для больного как совершенно верное средство против заикания. Упражнения покажут, какого рода форма речи, манеры, и внешний психический тон более всего обеспечивают больного и должны войти как составная часть в его индивидуальную речь, понимая ее в широком смысле как язык слов и жестов.

Глава IV. Фармацевтическое и динамическое лечение #31



Copyright © Dictor.ru: Внутренние условия психического лечения: гимнастика и упражнения

Логоневроз на Rambler's Top100